Тип статьи: 
Аналитические

Геопатогенные зоны и сетки (Хартмана, Карри и т.п.)

В данной статье анализируется феномен так называемых геопатогенных зон - аномалий магнитного (или некоего другого) поля Земли, которые оказывают отрицательное воздействие на здоровье и состояние человека, находящегося в них длительное время. Эти аномалии тесно связывают с таким понятием, как земная энергетическая сетка (Карри (Курри, Кюрри), Хартмана, Виттмана).

Сетка Хартмана — наиболее известная из "существующих" сетей, опоясывающих Землю, сети Виттмана и Карри менее известны.

Сеть Хартмана (также используется название линии Хартмана, координатная сеть, англ. Hartmann grid) - в соответствии с гипотезой, выдвинутой немецким ученым Эрнстом Хартманом в 1950 году, опутывает практически всю поверхность Земли, размер «ячеек» сети (2,0 х 2,5 м) при этом уменьшается по мере удаления от экватора и приближении к полюсам. Узлы сети, согласно данной гипотезе, образуют неблагоприятные для живых организмов геопатогенные зоны, которые достаточно легко обнаруживаются биолокационным методом. Сеть Хартмана также называют "координатной сетью" в связи с точной ориентировкой по геомагнитному меридиану и геомагнитной параллели.[1]

Глобальная координатная прямоугольная сетка Э.Хартмана и диагональная сетка М. Карри.[4]

 

Силовые линии Земли. Сетки Хартмана и Карри [5]

Считается, что все глобальные геопатогенные сети представляют собой объёмные трёхмерные конструкции, которые при проекции на плоскость выглядят как более-менее правильные сети, приблизительно как клеточки в тетради. Линии таких пересечений называют геопатогенными линиями. Места их пересечений называют геопатогенными зонами. В трех измерениях геопатогенные зоны выглядят как столбики-колонны со средним диаметром 20-30 см. [12]

История изучения геопатогенных зон

Геопатогенные зоны были впервые открыты и описаны в 1950 году немецким врачом Эрнстом Хартманом (1915-1992, Биоклинический Институт, Мюнхен, Германия) и получили название "Сетки Хартмана". Результатом многочисленных исследований доктора Хартмана стал 600-страничный отчёт, который описывает влияние геопатогенных зон на развитие рака у больных. В своем труде доктор Хартман называет рак "болезнью месторасположения". Он отмечает, что геопатогенные зоны угнетают иммунную систему, тем самым снижая сопротивляемость организма к различным заболеваниям или инфекциям. 1960 году вышла в свет книга Доктора Хартмана "Заболевания как проблема месторасположения".

Одним из первых проблемой геопатогенных мест Земли заинтересовался немецкий ученый Густав фон Поль, опубликовавший результаты своих работ в престижном медицинском журнале по исследованию раковых заболеваний. Анализируя свои наблюдения, сделанные в Баварии, фон Поль пришел к выводу, что общим для 58 человек, умерших от рака, было то, что их спальные места находились в геопатогенных зонах.

В 1950 г. доктор Малфред Карри пришел к заключению, что земная радиация играет значительную роль в развитии рака.

В 1960 г. доктор Дитер Асчоф систематически предупреждал своих пациентов, чтобы они при помощи специалистов по биолокации проверяли места, где проводят наибольшее количество времени, на наличие негативного влияния земли. В 1973 году он опубликовал книгу под названием "Может ли официальная наука отвергать теорию о происхождении рака как результата геопатогенного влияния?".

В 1970 г. врачи-онкологи из Вены - профессора Нотанагел и Хохенгт, в содружестве с немецким коллегой - профессором Зауэрбухом, просили своих пациентов переехать в другой дом или квартиру после перенесенной операции по удалению раковых клеток. Они считали, что геопатогенное влияние может способствовать возрождению онкологических заболеваний.

В 1977 г. доктор Касьянов обследовал 400 человек, которые в течении продолжительного времени находились под влиянием геопатогенных зон. Результат исследования показал, что геопатогенное влияние на здоровье человека всегда отрицательное.

В 1986 г. Ирджи Аверман из Польши обследовал 1280 человек, которые спали на геопатогенных зонах. Каждый пятый из них спал на пересечении геопатогенных линий. Все они заболели в течение 2 – 5 лет. 57% заболели легкими заболеваниями, 33% заболели более тяжелыми заболеваниями и 10% заболеваниями, которые привели к смерти.

В 1989 г. австрийский профессор медицины Отто Бергман, проводя исследования в своей клинике, установил, что геопатогенные зоны влияют на уменьшение нейротрансмитеров и в частности серотонина.

В 1990 году профессор Отто Берман и профессор физики Хуго Хубсек проводили экперимент на 985 человеках. Половине людей было предложено провести 15 минут в геопатогенных зонах, другая же половина людей не находилась под геопатогенным воздействием. Ученые пытались установить, влияют ли геопатогенные зоны на биологические функции организма. Заключение исследований показало, что из 24 биологических функции, за которыми наблюдали ученые, изменения произошли в 17 функциях, среди них такие как: изменение артериального давления, частота сердечных сокращений, одышка, нарушение циркуляции крови.

В 1990 г. профессор Энид Ворш исследовал больных с раковыми заболеваниями. Он установил что только 5% из них не имеют связи с геопатогенным влиянием.

В 1995 г. доктор Ральф Гордон, онколог из Англии, отмечал, что, согласно его исследованиям, в 90% случаях рака легких, рака груди была выявлена связь между заболеваниями и нахождением в геопатогенных зонах.

В 1998 г. доктор Преусслериз (Англия) писал: "Я полностью поддерживаю заявление, что месторасположение является основным фактором в развитии рака и других заболеваний".

В 2006 г. доктор Илья Лубенский, многие годы занимавшийся выявлением проявлений геопатогенного стресса на ранних стадиях развития, впервые ввел понятие "геопатогенный синдром". Многочисленные исследования и опыты позволили доктору Лубенскому впервые ввести классификацию геопатогенного стресса и описать его клинические проявления на различных стадиях. Доктор Лубенский также разработал систему реабилитации людей, подвергшихся геопатогенному влиянию. [3]

Отличительные характеристики известных геопатогенных сеток

Сеть Э. Хартмана (G-сеть)

Также называют "координатной" в связи с точной ориентировкой по геомагнитному меридиану и геомагнитной параллели. Прямоугольная, представляет собой чередующийся ряд параллельных полос (стен), шириной около 20 см (от 19 до 27 см). Излучение полос неоднородно, состоит из первичной части шириной 2-3 см с выраженными электромагнитными свойствами, и вторичной, образованной излучениями различных полей активными радикалами газовых молекул, покрывающими первичную часть в виде своеобразной "шубы". Высказывается предположение, что этот слой "шубы" формируется за счет взаимодействия космического, атмосферного и геофизического процессов. Каждая ячейка сетки Хартмана представлена двумя полосами - более короткими (от 2,1 до 1,8 м, в среднем 2 м), направленными на север-юг, и более длинными (от 2,25 до 2,6 м, в среднем 2,5 м), направленными на восток-запад. Ширина геопатогенной линии 10-12 см.

Сеть М. Карри (D-сеть)

Диагональная, образована параллельными полосами (стенами), направленными с юго-запада на северо-восток и перпендикулярно к этому направлению с северо-запада на юго-восток, пересекая по диагонали прямоугольную сетку Хартмана. Существует несколько порядков полос диагональной сетки. Через каждые 14 параллельных тонких полос первого порядка, шириной несколько см, идет 15-я полоса второго порядка, шириной около 30 см. Такое чередование продолжается на других уровнях, так что после 14 полос второго порядка идет 15-я полоса третьего порядка, шириной около 1 м, после 14 полос третьего порядка проходит полоса четвертого порядка, шириной около 3 м и т.д. Таким образом, формируются ячейки полос первого порядка, размерами 4-6 х 4-6 м; второго порядка 90 х 90 м, третьего - 1250 х 1250 м, четвертого - 17500 х 17500 м и т.д. На пересечении полос образуются узлы Карри или D-зоны, обладающие выраженным геопатогенным действием. При оценке геопатогенного эффекта учитываются только полосы, начиная со второго порядка, то есть шириной 30 см и более.

Сеть З. Виттмана

Размер ячейки - 16 x 16 м.

Сеть Ф. Пейро

Размер ячейки - 4 x 4 м. [2]

Обнаружение геопатогенных зон

Основной проблемой обнаружения геопатогенных зон является то, что их природа до конца никому не понятна.

Существует несколько гипотез:

  • Гипотеза Ю.А.Бабикова, которая заключается в том, что сетка Хартмана - это интерференционная картина на внутренней сфере коры Земли, которая дает сетку "стоячих" волн витонного (биоинформационного) излучения. Определяется только с помощью биолокации. [6]
  • Гипотезы, объясняющие возникновение геопатогенных зон в результате взаимодействия торсионных полей. [7]
  • Гипотезы, объясняющие возникновение геопатогенных зон воздействием электро-статического поля. [8]
  • Гипотезы, представляющие геопатогенные зоны как результат интерференции электромагнитных полей [9]
  • Геопатогенная зона формируется глубинными трещинами в кристаллических породах или, иначе говоря, тектоническими нарушениями. В зонах тектонических разломов горные породы характеризуются повышенной нарушенностью, и вследствие этого через них выходят глубинные газы и пары тяжелых металлов. В соответствии со специально предпринятыми исследованиями (Мельников Е.К. и др.) эти зоны оказывают отрицательное влияние на здоровье человека (повышенная заболеваемость, угнетенное состояние). Избежать влияния такой зоны можно, только выйдя из нее. [13]
  • Кроме всего прочего, упоминают также некие "земные лучи" (эманации земли), которые существуют над подземными водными потоками. При этом не совсем понятно, как они образуются. Некоторые ученые считают, что они представляют собой вторичное излучение, вызванное космическими лучами, которые отражаются от подземных вод; другие - что это следствие распространения излучения, которое образуется в недрах земли, затем становится концентрированным и направляется наверх подземными водными потоками. [11] Считается, что эту версию нельзя упоминать в общем списке гипотез, потому что (по непонятным причинам) следует отличать геопатогенные зоны, связанные с водяными "жилами", от геопатогенных зон, связанных с сетями Хартмана, Карри и Виттмана.

Независимо от природы и причин возникновения геопатогенных зон, считается, что на сегодняшний день еще не создан ни один аппарат, способный их регистрировать. При этом геопатогенные зоны обнаруживаются специальными биолокационными рамками, которые при приближении к зоне начинают перекрещиваться, а при выходе из нее принимают исходное положение.[3]

Иногда с связи с проблемой поиска геопатогенных зон упоминают прибор ИГА-1. Согласно официальному описанию, ИГА-1 - это разработанный уфимским инженером Ю.П. Кравченко индикативный прибор, который представляет собой высокочувствительный (от единицы до сотен пВ) селективный измеритель электромагнитного поля. Он предназначен для измерения электромагнитной составляющей геомагнитного поля Земли в диапазоне 5-10 кГц. В качестве входного параметра прибора используется интеграл фазового сдвига на анализируемой частоте. Причем интересно отметить, что сильнее всего сети геопатогенных излучений (Хартмана, Карри и др.) фиксируются прибором ИГА-1 на верхних этажах зданий, которые запитаны электроэнергией, а самые слабые показания - на первых этажах, еще слабее - в деревянном доме, особенно, если в нем отключена электроэнергия. [10].

Научное опровержение

С описанием и попытками объяснения явления геопатогенных зон и линий связан целый комплекс научных нестыковок.

1. Метод обнаружения геопатогенных зон.

Как уже говорилось выше, "на сегодняшний день в мире еще не создан ни один аппарат, который бы регистрировал геопатогенные зоны", что само по себе противоречит принципу верифицируемости, согласно которому любое суждение должно поддаваться проверке неким эталонным способом, чтобы быть принятым в качестве научного. Единственным же способом поиска геопатогенных зон является биолокация, которой на сайте посвящена отдельная статья, согласно выводам которой доверять результатам биолокации можно только в том случае, когда их можно однозначно проверить другими способами. Так, при поиске полезных ископаемых или пропавших людей результат очевиден: объект поиска или найден, или нет. При поиске же геопатогенных зон возможности подтвердить или опровергнуть слова оператора нет. По сути, приходится верить человеку с рамкой на слово. При этом вполне возможно, что он не объективен – как говорится все в той же статье, в подобных случаях оператор рамки черпает ответ внутри себя, и если он заранее знает, что именно должен найти, то он это найти может. Т.е. если оператор просвещен в предмете поиска (будь то линии Хартмана или геопатогенные зоны) и знает, что каждые несколько метров должен находить геопатогенные зоны, то он их может найти независимо от того, существуют они на самом деле или нет.

Единственным техническим прибором, упоминаемым в связи с геопатогенными зонами, является ИГА-1. Однако его описание слишком скудно для того, чтобы понять принцип работы прибора, и рождает больше вопросов, чем дает ответов. В чем заключается селективность прибора и какие у нее характеристики? Измеряет ли он электрическую или магнитную составляющую поля? Почему эти измерения проводятся именно в диапазоне 5-10 кГц? Интеграл фазового сдвига чего и относительно чего используется для измерений, и какую информацию он может дать об измеряемой величине? Какова точность проводимых измерений? На эти вопросы ответов нет. Прибор также не является измерительным в общепринятом смысле этого слова: он не внесен в государственный реестр средств измерений, его характеристики не подтверждены сертификатами.

Приведенная информация о результатах измерений с помощью ИГА-1 легко объясняется. Если этот прибор действительно измеряет уровень электромагнитного поля, то вполне понятно, почему его показания сильнее тогда, когда здания запитаны электроэнергией – очевидно, ИГА-1 должен реагировать на излучения подключенных и работающих электроприборов. В высотном доме таких приборов много, вот и показания ИГА-1 наиболее сильные. На верхних этажах показания сильнее, т.к. чаще всего мощные энергоустановки, излучающие сильное электромагнитное поле (например, электродвигатели лифтов, вентиляции или кондиционирования), устанавливают на техническом этаже или на крыше зданий. В деревянном же доме количество электроприборов и их мощность меньше, поэтому и показания прибора меньше. Если же дом не запитан электроэнергией, то прибор улавливает лишь фоновое излучение, идущее от удаленных источников, и в этом случае фиксирует минимальные показания.

Таким образом, судя по всему, показания прибора ИГА-1 определяются окружающей электромагнитной обстановкой и не позволяют сделать выводов о наличии или отсутствии в данной точке геопатогенных зон.

2. Медицинские эксперименты

Перечень ученых, проводивших исследования в области воздействия геопатогенных зон на организм человека, достаточно длинный. Однако во всех подобных экспериментах остается нераскрытым вопрос, поднятый в предыдущем пункте: каким образом определялось наличие геопатогенных зон, воздействовавших на испытуемых? Если для этого использовалась биолокация (как уже говорилось, другие методы отсутствуют), то говорить о научной строгости этих экспериментов нельзя, как и делать из них научно обоснованные выводы о воздействии геопатогенных зон на человеческий организм. Более того, пока не будет найден способ строго научного определения наличия геопатогенных зон, нельзя даже просто говорить о возможности проведения подобного эксперимента.

3. Гипотезы о причинах возникновения геопатогенных зон

Практически все гипотезы, объясняющие причины возникновения геопатогенных зон, говорят о взаимодействии неких полей (витонных, торсионных, электромагнитных и электростатических). Такое единодушие исследователей имеет ряд причин:

  • как и известные поля, геопатогенные зоны не могут напрямую ощущаться человеком, их наличие определяется лишь по воздействию на окружающие предметы;
  • в теории поля используются термины "силовые линии", "электрические линии", "линии магнитной индукции", что наводит на ассоциации с линиями Хартмана, Карри и т.п.

Теория поля очень сложна для изучения и понимания, требует знания высшей математики, что дает возможность строить большое количество умозаключений, опровергнуть которые достаточно тяжело. Однако существуют общие принципы, на основе которых можно сделать выводы о состоятельности той или иной теории.

В частности, можно отвергнуть теории, опирающиеся на понятия торсионных и витонных полей, как недостаточно научно обоснованные. На данный момент в физике известно лишь 4 вида взаимодействий: сильные, слабые, гравитационные и электромагнитные. Сильные и слабые при этом действуют на микроуровне и связывают между собой элементарные частицы и их составные части. Гравитационные взаимодействия, наоборот, становятся заметны на макроуровне – это взаимодействия между телами с очень большой массой. Электромагнитные взаимодействия связаны с заряженными телами и элементарными частицами. Все явления, наблюдаемые в физике на данный момент, могут быть объяснены одним из этих взаимодействий или их совокупностью. Таким образом, само наличие торсионных и витонных полей в данный момент не подтверждено, и строить гипотезы на их основе нельзя.

С другой стороны, понятие "силовых линий", используемое в теории полей, является лишь научной абстракцией, применяемой для более наглядного описания свойств поля. Например, согласно определению, линии магнитной индукции - линии, касательные к которым направлены так же, как и вектор магнитной индукции в данной точке поля. Через каждую точку магнитного поля можно провести линию индукции. Изображая линии индукции, можно наглядно представить, как меняется в пространстве индукция, а следовательно, и напряжённость магнитного поля по модулю и направлению. То же самое касается и других применяемых в теории поля силовых линий:

  • их можно провести через любую точку поля;
  • они нужны для наглядного представления свойств поля в данной точке.

Т.е. имеется существенная разница с линиями Хартмана, Карри и т.п., которые проходят лишь в определенных областях пространства и имеют вполне конкретные физические размеры (толщину, высоту, диаметр и т.п.). Поле же таких характеристик иметь не может, т.к. оно по определению бесконечно и лишь меняет свою интенсивность в зависимости от расстояния до источника.

Существуют также так называемые изолинии - линии, в каждой точке которых величина, характеризующая поле, сохраняет одинаковое значение. Линия Хартмана могла бы быть изолинией электромагнитного поля, являющегося в свою очередь результатом интерференции (наложения) всех существующих на Земле полей, если бы не одно обстоятельство: согласно описанию, сетка Хартмана статична, и если и меняется, то очень медленно. А электромагнитная картина на Земле меняется постоянно и хаотично под воздействием миллионов факторов, начиная от космического излучения и заканчивая включающимися и выключающимися электроприборами, созданными человеком. Таким образом, интерференционная картина от взаимодействия таких полей также будет постоянно и хаотически меняться, и никак не может продержаться длительное время в виде достаточно регулярной сетки.

4. Философский аспект

В предыдущем разделе была затронута проблема, связывающая вместе все идеи о геопатогенных зонах и относящаяся уже скорее к сфере философии науки.

Дело в том, что природа не терпит абсолютной симметрии. Не существует естественных объектов абсолютно правильной формы. Земля не является идеальным шаром, планеты не вращаются вокруг Солнца по идеальным окружностям, даже черты лица у человека несимметричны. На самом деле, все объекты правильной формы на Земле имеют искусственное происхождение. Человеку свойственно стремиться упорядочивать все вокруг себя, это позволяет упростить окружающую действительность, что в свою очередь позволяет проще ее понять и описать, выразить в математических формулах конечной длины.

Например, магнитное поле Земли часто идеализированно представляют в виде симметричных силовых линий, идущих от южного полюса к северному (рисунок) [14].

Однако в реальности это поле искажается под воздействием мощного излучения, идущего прежде всего от солнца [14]:

Одним из любимых примеров, который приводят сторонники идеи природной симметрии, является кристалл (или кристаллическая атомная решетка). Однако следует иметь в виду, что отличие реальных кристаллов от идеальных заключается в том, что реальные кристаллы не обладают правильной кристаллической решеткой, а имеют целый ряд нарушений в расположении атомов, называемых дефектами. К атомным же решеткам такие понятия применять и вовсе некорректно, т.к. согласно принципу неопределенности Гейзенберга в микромире положение элементарной частицы – величина вероятностная, и говорить, что атомы находятся в узлах кристаллической решетки, образуя правильную структуру, нельзя.

Таким образом, длительное существование таких геометрически правильных и регулярных природных структур, как сетки Хартмана, Карри и т.п., представляется крайне маловероятным.

Вывод

Из приведенной выше информации можно сделать следующие выводы:

  1. Не существует достоверных методов определения геопатогенных зон.
  2. Не существует научно обоснованных экспериментов, подтверждающих воздействие геопатогенных зон на организм человека. Мало того, из-за п. 1 такие эксперименты в данный момент не могут быть проведены.
  3. Не существует гипотезы, объясняющей возможность возникновения геопатогенных зон на основе научно обоснованных понятий.
  4. Возможность длительного существования таких геометрически правильных и регулярных природных структур, как сетки Хартмана, Карри и т.п., представляется крайне маловероятным.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что сетей Хартмана, Карри и т.п. не существует.

Это, однако, не означает, что на Земле нет мест, которые негативно влияют на состояние человека. Просто это влияние объясняется давно известными факторами, такими как радиация, токсины, температура окружающей среды и т.п.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.